Подчинения и его вес

Содержание
  1. Позы подчинения у человека: как они выглядят
  2. «Практики»: Садист внутри тебя. Эксперимент Стэнли Милгрэма
  3. В ХХ веке было проведено немало противоречивых исследований и экспериментов, но самые яркие и известные для широкой публики среди оных, наверное, психологические. И не просто так, ведь проведение подобного исследования затрагивает этические факторы, в следствие чего оно рано или поздно становится предметом всеобщего обсуждения. А одним из самых известных психологических исследований в ХХ веке стал эксперимент с подчинением Стэнли Милгрэма. О нем то Concepture и поведает в своем емком и информативном материале.
  4. Дилемма подчинения
  5. «Задумываясь о долгой и мрачной истории человечества, понимаешь, что гораздо больше мерзких преступлений совершалось во имя подчинения, чем во имя бунта. Если у вас есть сомнения на сей счет, прочитайте книгу Уильяма Ширера «Взлет и падение третьего рейха». Немецкие офицеры были воспитаны в строжайшем кодексе послушания… и во имя послушания они стали сообщниками и помощниками в самых крупномасштабных из злодейств человеческой истории»
  6. «Ученик» и «Учитель»
  7. «Из всех нравственных принципов наиболее общепризнан следующий: нельзя причинять страдание беспомощному человеку, который не несет ни вреда, ни угрозы. Этот принцип у нас и будет противовесом подчинению. Человеку, пришедшему в лабораторию, будут приказывать совершать все более жестокие действия против другого индивида. Соответственно, будет все больше и больше оснований для неподчинения. В какой-то момент испытуемый может отказаться выполнять приказы и прекратить участие в эксперименте. Поведение до этого отказа именуется подчинением. Отказ есть акт неподчинения. Он может наступить раньше или позже по ходу дела, это и есть искомая величина».
  8. «Типичными испытуемыми были почтовые клерки, школьные учителя, продавцы, инженеры и рабочие. Образовательный уровень — самый разный: от людей, недоучившихся в школе, до обладателей докторских и прочих профессиональных степеней. Было придумано несколько экспериментальных ситуаций (как вариации основного эксперимента), и с самого начала я счел важным задействовать в каждой из них представителей разных возрастов и разных профессий. Всякий раз разброс по профессиям был таким: 40 % — рабочие, квалифицированные и неквалифицированные; 40 % — белые воротнички, продавцы и бизнесмены; 20 % — люди интеллектуального труда. Подобрали и возрастной состав: 20 % — от 20 до 30 лет; 40 % — от 30 до 40 лет; и 40 % — от 40 до 50 лет».
  9. «Жеребьевка подтасовывалась таким образом, что испытуемый всегда оказывался «учителем», а сообщник экспериментатора — «учеником». (На обеих бумажках стояло слово «учитель».) Сразу после жеребьевки «учителя» и «ученика» отводили в соседнюю комнату, где «ученика» пристегивали ремнями к «электрическому стулу». Экспериментатор объяснял: ремни необходимы, чтобы избежать ненужных движений при ударе током. На самом деле надо было создать впечатление, что в этой ситуации ему некуда деться. К запястью «ученика» был присоединен электрод, а «чтобы избежать волдырей и ожогов», применялась электродная паста. Испытуемому сообщали, что электроды соединены с генератором тока в соседней комнате. Для вящей убедительности экспериментатор в ответ на сомнения «ученика» заявлял: «Хотя удары током могут быть очень болезненными, они не приведут к долговременным повреждениям тканей».
  10. Критика
  11. Рекомендуем прочесть:
  12. Подчинение массам: выбор или инстинкт?

Позы подчинения у человека: как они выглядят

Когда мы говорим о доминировании или покорности, мы говорим о степени влияния одних людей на других. Причем вряд ли кому-то хочется добровольно оказаться в положении зависимого, подчиненного человека, даже если у него есть несколько начальников. Даже в таком случае хочется быть независимым или хотя бы казаться таковым. Однако язык тела не молчит, а вовсю предает своего «хозяина». Некоторые позы, которые вольно или невольно мы принимаем, знающему человеку могут сказать о многом.

Поскольку все люди – социальные существа, им нужна иерархия для поддержания порядка. Кто принимает решения, а кто им следует? Часто именно об этом жесты говорят раньше, чем язык. Невербальное общение, то есть язык жестов, может пригодиться тем, кто хочет скрыть собственные мысли или узнать чужие.

Джозеф Симмонс и Ури Симонсон из Университета Пенсильвании опубликовали в журнале «Психологическая наука» в 2017 году результаты анализа серии психологических тестов и сделали определенные выводы. В частности, они утверждали, что человек, доминирующий в одной ситуации, может показывать позицию подчинения совершенно в другой ситуации. Исследователи уточнили, что смиренный язык тела включает в себя жесты и позы. Он отражает защитное, затворническое или нерешительное поведение. Причины такого поведения многочисленны: боязнь командования, полное восхищение другой стороной, низкая самооценка, отсутствие ощущения безопасности или просто отсутствие мотивации для действий.

К так называемым покорным позам разные исследователи относят сгорбленные плечи, наклоненную вниз или вбок голову, опущенные и соединенные спереди кисти рук, соединенные параллельно друг другу стопы, широко открытые глаза и «невинный взгляд».

По словам профессора Гарвардской школы бизнеса Эми Кадди, многие женщины имеют тенденцию проявлять признаки покорности, потому что их учат подобным культурным традициям с раннего возраста. А в некоторых странах до сих пор необходимо демонстрировать подчинение высокопоставленному лицу или начальнику стремлением казаться ниже его ростом.

Признаки покорности в языке тела по мнению Эми Кадди:

1. Улыбка, которая появляется на лице собеседника не к месту, может указывать на то, что он чувствует себя психологически слабее.

2. Стремление занимать меньше места – один из самых распространенных признаков подчинения. Когда человек чувствует себя доминирующим, он, как правило, разводит ноги и руки, чтобы занять больше места. Подчиняющийся человек поступает наоборот.

3. Наклоненная голова обычно показывает, что собеседник вежлив и заинтересован в разговоре. Однако когда один явно стремится доминировать, то склоненная голова у второго – признак того, что он покоряется и уступает.

4. Любой жест, который понижает положение тела таким образом, что человек не выпрямляется во весь свой реальный рост, может быть актом подчинения. То же самое касается позы, когда человек стоит, слегка согнув тело или опираясь только на одну ногу.

5. Люди, которые широко открывают глаза, могут либо соглашаться с другим человеком, либо проявлять покорность.

6. Человек складывает руки, когда ему хочется защитить себя от чего-либо или продемонстрировать подчинение. То же самое касается скрещивания ног.

7. Подчиняющийся человек может попытаться сохранить минимальный зрительный контакт с собеседником или даже вообще не смотреть в сторону доминирующего человека.

8. Люди, которые чувствуют себя покорными, иногда наклоняются вперед, чтобы занять меньше места.

9. Соединение рук, перебирание пальцев и другие движения – косвенный признак подчинения.

10. Стремление опереться на что-то, словно человек пытается удержать свой вес с помощью устойчивых и массивных предметов, в том числе края стола и даже стены, показывает его неуверенность в себе и готовность подчиняться.

Использование жестов покорности в некоторых случаях может помочь получить сочувствие и установить контакт с собеседником. Даже улыбка в некоторых случаях считается выражением покорности, но чаще всего это помогает, а не вредит взаимоотношениям. Главное – вовремя понять, чем дружелюбная улыбка отличается от признака подчинения, и как определить по разным жестам, что невольно демонстрирует собеседник или что хочет показать намеренно. И не путать подчинение с дружелюбием.

Читайте также:  Яичная диета магги как повторять

По словам Эми Кадди, есть убедительные доказательства того, что поза и жесты человека не только выдают его эмоции, но и влияют на их формирование, поэтому способность управлять языком тела может помочь привыкшему к подчинению со временем стать доминирующей персоной.

Источник

«Практики»: Садист внутри тебя. Эксперимент Стэнли Милгрэма

В ХХ веке было проведено немало противоречивых исследований и экспериментов, но самые яркие и известные для широкой публики среди оных, наверное, психологические. И не просто так, ведь проведение подобного исследования затрагивает этические факторы, в следствие чего оно рано или поздно становится предметом всеобщего обсуждения. А одним из самых известных психологических исследований в ХХ веке стал эксперимент с подчинением Стэнли Милгрэма. О нем то Concepture и поведает в своем емком и информативном материале.

Дилемма подчинения

Об эксперименте Стэнли Милгрэма не слышал разве только ленивый. И даже если вы думаете, что не знаете о чем речь, то с вероятностью в 80% вы когда-то слышали о Милгрэме и просто забыли. Подробности эксперимента описаны им в работе «Подчинение: исследование поведения». Как очевидно следует из названия – американский психолог задался вопросом, как же далеко готов зайти обыкновенный человек, подчиняясь чужой воли?

Идея возникла у Стэнли в результате свободной рефлексии. Его, как и многих, в период еще продолжающейся войны во Вьетнаме и отгремевших двух мировых войн, интересовала проблема насилия и подчинения масс. Милгрэм понимал, что подчинение один из факторов, связывающий власть и людей. Часто именно оно, пропагандируемое как добродетель, может стать рычагом управления и привести к ужасающим последствиям. Для большинства людей, как считает психолог, покорность авторитету оказывается глубоко укорененной поведенческой установкой. И в пограничной ситуации эта установка перевешивает все усвоенные в детстве моральные принципы или ценностные установки.

«Задумываясь о долгой и мрачной истории человечества, понимаешь, что гораздо больше мерзких преступлений совершалось во имя подчинения, чем во имя бунта. Если у вас есть сомнения на сей счет, прочитайте книгу Уильяма Ширера «Взлет и падение третьего рейха». Немецкие офицеры были воспитаны в строжайшем кодексе послушания… и во имя послушания они стали сообщниками и помощниками в самых крупномасштабных из злодейств человеческой истории»

Конечно, проблему морального выбора поднимали и до Милгрэма. Еще Софокл в «Антигоне» вопрошал: стоит ли нарушить приказ, если он противоречит гласу совести? По мнению же консервативных авторов, неподчинение угрожает основам общества, и даже если поступок, на который толкает авторитет, обернется злом – лучше подчиниться, чем посягнуть на его оправданность. Гоббс же считал, будто ответственность в подобном случае несет не исполнитель, а тот, кто отдал приказ. Гуманисты рассуждали совсем в другом ключе, полагая, что совесть всегда должна быть основным ориентиром в условиях морального выбора.

В числе трудов, повлиявших на его рассуждения, психолог особо выделяет работу Ханны Арендт «Эйхман в Иерусалиме», оказавшую на него сильное впечатление. В этой книге немецкая исследовательница формулирует свой принцип «банального зла». Арендт последовательно развенчивает миф о том, что существует некое «радикальное» зло. Примером служит феномен Адольфа Эйхмана – заурядного бюрократа, выполнявшего свою работу, подписывая бумажки; что, в итоге, приводило к гибели миллионов невинных.

Именно эти, отчасти философские проблемы, волновали Стэнли Милгрэма. На деле же ученый начал свои изыскания, чтобы прояснить вопрос, как немецкие граждане в годы нацистского господства могли участвовать в уничтожении миллионов невинных людей в концентрационных лагерях. После отладки своих экспериментальных методик в Соединённых Штатах Милгрэм планировал отправиться с ними в Германию, жители которой, как он полагал, весьма склонны к повиновению. Однако по окончании первого же, проведённого им в Нью-Хэйвене (штат Коннектикут) эксперимента стало ясно, что в поездке в Германию нет необходимости и можно продолжать заниматься научными изысканиями рядом с домом. «Я обнаружил столько повиновения, – говорил Милгрэм, – что не вижу необходимости проводить этот эксперимент в Германии».

«Ученик» и «Учитель»

Сам эксперимент проводился на базе Йельского университета и в нем приняли участие более 1000 человек. Изначальная идея была очень простой: человеку предлагалось совершить ряд действий, которые все больше и больше расходились бы с его совестью. А центральный вопрос исследования, соответственно, звучал так: как далеко готов зайти испытуемый пока подчинение экспериментатору не станет для него неприемлемым?

«Из всех нравственных принципов наиболее общепризнан следующий: нельзя причинять страдание беспомощному человеку, который не несет ни вреда, ни угрозы. Этот принцип у нас и будет противовесом подчинению. Человеку, пришедшему в лабораторию, будут приказывать совершать все более жестокие действия против другого индивида. Соответственно, будет все больше и больше оснований для неподчинения. В какой-то момент испытуемый может отказаться выполнять приказы и прекратить участие в эксперименте. Поведение до этого отказа именуется подчинением. Отказ есть акт неподчинения. Он может наступить раньше или позже по ходу дела, это и есть искомая величина».

Сам способ нанесения вреда психолог не считал принципиально важным, и поэтому экспериментатор остановился на электрошоке по нескольким причинам:

Испытуемый отчетливо видит, как жертве наносится вред

Электрошок хорошо вписывается в ауру научной лаборатории

Базой для проведения эксперимента стал Йельский университет, но испытуемыми, как ни странно, были не студенты, а жители Нью-Хейвена. Население составляло на тот период около 300000 человек. У этого решения тоже были свои причины. Во-первых, студенты – это весьма однородная группа и всем около 20 лет; они умны и знакомы с психологическими экспериментами. Во-вторых, был риск, что студенты, уже поучаствовавшие в эксперименте, расскажут о подробностях процедуры другим. Поэтому было решено ориентироваться на более широкий круг испытуемых.

Для этого Милгрэм дал объявление в местную газету, в котором приглашал «представителей любых профессий принять участие в исследовании памяти и обучаемости». Откликнулось 296 человек, а поскольку выборка в эксперименте подразумевалась большой, стали рассылаться приглашения по почте и около 12% адресатов согласились на участие.

«Типичными испытуемыми были почтовые клерки, школьные учителя, продавцы, инженеры и рабочие. Образовательный уровень — самый разный: от людей, недоучившихся в школе, до обладателей докторских и прочих профессиональных степеней. Было придумано несколько экспериментальных ситуаций (как вариации основного эксперимента), и с самого начала я счел важным задействовать в каждой из них представителей разных возрастов и разных профессий. Всякий раз разброс по профессиям был таким: 40 % — рабочие, квалифицированные и неквалифицированные; 40 % — белые воротнички, продавцы и бизнесмены; 20 % — люди интеллектуального труда. Подобрали и возрастной состав: 20 % — от 20 до 30 лет; 40 % — от 30 до 40 лет; и 40 % — от 40 до 50 лет».

Персонал в исходном эксперименте состоял из двух человек: «экспериментатора» и «жертвы\ученика». Роль «экспериментатора» сыграл тридцатиоднолетний школьный учитель биологии. По ходу дела он держался бесстрастно и выглядел несколько сурово. Он был одет в серый рабочий халат. В качестве «жертвы\ученика» выступал сорокасемилетний бухгалтер, специально обученный для этой роли американец ирландского происхождения. Местом проведения была интерактивная лаборатория Йельского университетаи (немаловажная деталь, ведь исследование должно было выглядеть легитимно, с точки зрения участников).

Читайте также:  Сочетание весов и козы

Процедура была следующей: один участник был «наивным субъектом» (испытуемым), а другой подставным лицом (экспериментатором). В качестве предлога для использования электрошока называлась гипотеза, в соответствии с которой люди лучше усваивают информацию, если их наказывают за ошибки. Затем экспериментатор (подставное лицо) объяснял, что именно поэтому для исследования были выбраны люди разных возрастов и профессий и одним предлагается стать «учителями», а другим – «учениками» (как вы помните «ученик», был специально обученным актером). Если ни у кого из присутствующих не оказывалось предпочтений в выборе роли (так оно во всех случаях и было), то экспериментатор предлагал решить все при помощи жеребьевки.

«Жеребьевка подтасовывалась таким образом, что испытуемый всегда оказывался «учителем», а сообщник экспериментатора — «учеником». (На обеих бумажках стояло слово «учитель».) Сразу после жеребьевки «учителя» и «ученика» отводили в соседнюю комнату, где «ученика» пристегивали ремнями к «электрическому стулу». Экспериментатор объяснял: ремни необходимы, чтобы избежать ненужных движений при ударе током. На самом деле надо было создать впечатление, что в этой ситуации ему некуда деться. К запястью «ученика» был присоединен электрод, а «чтобы избежать волдырей и ожогов», применялась электродная паста. Испытуемому сообщали, что электроды соединены с генератором тока в соседней комнате. Для вящей убедительности экспериментатор в ответ на сомнения «ученика» заявлял: «Хотя удары током могут быть очень болезненными, они не приведут к долговременным повреждениям тканей».

После жеребьевки с «учителем» проводился инструктаж и ему объясняли суть задания. Оно состояло в запоминании взаимосвязанных слов. Сначала испытуемый зачитывал «ученику» ряд словесных пар, а затем повторял список, только первое слово пары сопровождалось уже четырьмя словами. А «ученик» должен был определить, какое слово было парным. Свой ответ он передавал, нажимая на одну из четырех кнопок перед собой, а та зажигала одну из четырех пронумерованных лампочек, расположенных наверху электрогенератора.

В этот самый момент в соседней комнате находился «учитель», а перед ним электрогенератор с 30-ю переключателями от 15В до 450В; группы выключателей были подписаны поясняющими фразами: «Слабый удар» (англ. Slight Shock), «Умеренный удар» (Moderate Shock), «Сильный удар» (Strong Shock), «Очень сильный удар» (Very Strong Shock), «Интенсивный удар» (Intense Shock), «Крайне интенсивный удар» (Extreme Intensity Shock), «Опасно: труднопереносимый удар» (Danger: Severe Shock).

Эти фразы произносились по порядку, начиная с первой, когда «учитель» отказывался продолжать эксперимент. Если «учитель» продолжал отказываться, произносилась следующая фраза из списка. Если «учитель» отказывался после 4-й фразы, эксперимент прерывался.

В одной серии опытов основного варианта эксперимента, а их было как минимум 11, 26 испытуемых из 40, вместо того чтобы сжалиться над жертвой, продолжали увеличивать напряжение (до 450 В) до тех пор, пока исследователь не отдавал распоряжение закончить эксперимент. Лишь пятеро испытуемых (12,5 %) остановились на напряжении в 300 В, когда от жертвы появились первые признаки недовольства (стук в стену) и ответы перестали поступать. Ещё четверо (10 %) остановились на напряжении 315 В, когда жертва второй раз стучала в стену, не давая ответа. Двое (5 %) отказались продолжать на уровне 330 В, когда от жертвы перестали поступать как ответы, так и стуки. По одному человеку – на трёх следующих уровнях (345, 360 и 375 В). Оставшиеся 26 из 40 дошли до конца шкалы.

Критика

Результаты основного эксперимента были ошеломляющими, так как никто не предполагал подобного исхода. Милгрэм даже проводил предварительный опросы среди стундентов и специалистов психиатров, ознакомив их с процедурой исследования. Студенты-магистры утверждали, что до конца шкалы дойдут всего от 1-2% испытуемых. А специалисты психиатры прогнозировали цифру, не превышающую 20% от общего числа испытуемых. И, как мы видим, ошиблись все.

Столь неожиданным результатам давалось несколько объяснений:

Испытуемых гипнотизировал авторитет Йельского университета.

Все испытуемые были мужчинами, поэтому имели биологическую склонность к агрессивным действиям.

Испытуемые не понимали, насколько сильный вред, не говоря о боли, могли причинить «ученикам» столь мощные электрические разряды.

Испытуемые просто имели склонность к садизму и наслаждались возможностью причинить страдание.

Все участвовавшие в эксперименте были людьми, склонными к подчинению авторитету экспериментатора и причинению страданий испытуемому, так как остальные просто отказались участвовать в эксперименте сразу или узнав его подробности, не нанеся таким образом ни одного удара током «ученику». Естественно, что отказавшиеся от участия в эксперименте в статистику не попали.

При дальнейших экспериментах ни одно из этих предположений не подтвердилось.

Как я уже написал выше, после проведения первой серии эксперимента Стэнли разработал и провел еще 10 вариаций эксперимента, каждая из которых была направленна на опровержение выпадов со стороны его оппонентов. Как оказалось: ни пол, ни авторитет университета, ни природная склонность к насилию (в одной из вариаций использовались личностные тесты), ни что-либо еще – никак не влияло на результаты исследования. Все конечные данные колебались в пределах статистически допустимых норм.

Вывод, который делает Милгрэм звучит так: «С разделением труда все пошло иначе. Начиная с какого-то момента дробление общества на людей, исполняющих узкие и очень специфические задачи, обезличило работу и жизнь. Каждый видит не ситуацию в целом, но лишь небольшую ее часть, а потому не способен действовать без руководства. Человек подчиняется авторитету, но тем самым отчуждается от собственных поступков».

Рекомендуем прочесть:

1. Стэнли Милгрэм – «Подчинение авторитету. Научный взгляд на власть и мораль».

2. Ханна Арендт – «Эйхман в Иерусалиме».

Источник

Подчинение массам: выбор или инстинкт?

Данная статья разделена на несколько фрагментов, которые в равной мере должны раскрыть суть размышления на предлагаемую тему. Поэтому, если вам не интересна какая-то часть, смело проматывайте до интересующего вас фрагмента.

Вопрос, который мной был выведен в название статьи, касается важного аспекта социальной жизни человека. Каждый из нас с момента своего появления так или иначе пребывает внутри социальной группы, однако, недостаточно осознает как именно его поступки связаны с жизнедеятельностью этой самой группы, как и не ощущает того влияния, которое она оказывает на него.

Социальная группа выполняет множество различных функций, в том числе, воспитательную, которая выражается в осуществлении социализации отдельно взятого субъекта этой группы.

Однако здесь мы встречаем первое «но». В чем состоит этот процесс социализации? Если мы хотя бы поверхностно рассмотрим данное понятие, взяв толкование термина из энциклопедии социологии, то нам будет представлено нечто следующее:

Читайте также:  Рацион питания новорожденного по месяцам

Здесь мы встречаем второе «но». Понимание социальной роли, по определению, не учитывает личностных особенностей индивида. То есть прямо обозначить социальную роль в качестве признака процесса социализации мы не можем.

Однако в этом нам поможет третье «но». Несмотря на разницу в объеме понятия социализации и социальной роли, мы допускаем наличие исключительного влияния на личность индивида той роли, которую ему предписывает общество или отдельная социальная группа.

Именно с момента вхождения в ту или иную социальную группу в отношении нового субъекта осуществляется процесс его интеграции, то есть социализации. Данное правило работает в любом возрасте, так как корректирование этической, аксиологической, гносеологической и даже эстетической базы отдельно взятой личности возможно при включении в ту или иную социальную группу за счет феномена вторичной социализации. В свою очередь, сила влияния данного феномена и, как следствие, влияния всей социальной группы определяется ее отдельными признаками. Такими как: устойчивость, наличие внутренней организации (как вариант, строгой иерархии), наличие общей модели поведения членов социальной группы, степень развитости чувства групповой принадлежности, налаженность механизма группового взаимодействия и т.д.

Таким образом, чем более тот или иной признак развит в конкретной социальной группе, тем большее влияние она оказывает на отдельно взятую личность и тем интенсивнее происходит процесс ее социализации, то есть предписания ей определенной модели поведения и конкретной роли в общем коллективе.

В связи с тем, что каждый имеет принадлежность к какой-либо социальной группе, накладывающей на человека свой характерный отпечаток, в рамках данной статьи нас интересует вопрос о том насколько такое влияние коллектива зависит собственно от коллектива или это явление сугубо личностное.

Цель данного эксперимента состояла в выявлении причин возникновения конфликтов между людьми в условиях длительной изоляции. Считаю, что пересказывать весь процесс проведения эксперимента не имеет смысла, подробности можно найти в интернете , однако, отмечу, что его результаты оказались куда неожиданней.

Ученому удалось проникнуть в суть человеческого отношения, основанного на власти и подчинении. Так, им было установлено, что люди, даже искусственно помещенные в определенную социальную группу, воспринимают предписанную им социальную роль через навязанную модель поведения, которая вне этой группы им не свойственна.

Того эффекта «внедрения», которого достигли участники эксперимента было бы невозможно добиться, например, без достижения всей социальной группой под названием «тюрьма» следующих признаков, совокупность которых также можно назвать психологическими координатами:

Ориентируясь по данным координатам, человек определяет свое положение в сложившейся иерархи и следует той модели поведения, которая соответствует этому положению. Например, человек в роли охранника видит, что встреченные люди разделены по типу униформы, одни в робах, другие в синем костюме.
Далее идет анализ: «я одет в синий костюм ===> синий костюм дает право контролировать тех, кто в робах ====> значит я охранник, а они заключенные ===> заключенные обязаны мне подчиняться ====> я обязан подчиняться начальнику тюрьмы» (Утрированно, но действительно)
Таким способом человек определил свое местоположение в социальной группе, а также определил роль которую он исполняет и то, какого поведения от него ожидают остальные. Воистину сказано.

С этим связан как раз наш основной вопрос статьи. Обуславливается ли подобное отношение к себе и податливость навязываемой манере поведения выбором каждого человека или человек предрасположен к этому биологически? В качестве обоснования каждого предположения можно привести две теории.

1. Теория природного доминирования

Доминирование же в группе завоевывается, чаще всего, через банальную агрессию, а удерживается при помощи совокупности атрибутов, таких как: внешний вид (особенности комплекции, шерстяного покрова, наличие особенностей окраса), превосходство в физической силе, превосходство в шумовых сигналах.
Переводя этот опыт на человеческие рельсы, роль доминантного самца, чаще всего, занимает человек, которого мы смело можем назвать «харизматичный».
Описательно, это уверенный в себе человек, «одаренный» возможностью оказывать влияние на чувства и эмоции других людей, способный подчинять их своей воле. Не находите ли вы такого человека действительно похожим на кое-кого?

Таким образом, благодаря этой теории явление подчинения объясняется биологической природой человека, инстинктом которого предписывается следование принятому в социальной группе (стае) порядку и исполнение воли лидера, потому что где-то на подсознательном уровне такой порядок вещей воспринимается не просто как естественный, но и как единственно возможный для выживания.
Отсюда наиболее быстро протекает включение в социальную группу в которой установлена жесткая иерархия, однотипность поведения и присутствует ярко выраженный лидер.
Более того, в условиях такой социальной группы происходит и коррекция личности человека. Им усваиваются присутствующие в коллективе идеи и ценности. Ему даже становится свойственно то, что вне этой группы не наблюдалось или даже порицалось им.

2. Теория личного выбора

Суть данной теории заключается в том, что человек все-таки не обезьяна, а существо разумное и осмысливает каждый свой шаг и каждый свой поступок, в том числе, подчинение чьей-либо воле или неподчинение вообще ничьей способен выбирать сам. Также он может самостоятельно выбирать ту или иную модель поведения, а также принадлежность к той или иной социальной группе. Однотипность поведения в рамках социальной группы диктуется не навязываемой ему извне моделью, а совпадением множества самостоятельных выборов как поступать и чего добиваться.

Мотивом такого поведения является стремление человека к реализации собственных амбиций, а некоторые из таковых гораздо проще материализовать именно при помощи коллектива. Но не все диктуется исключительно своекорыстием таких социальных «союзов», еще одним и не менее важным стимулом является стремление принадлежности к чему-то сверх.

Говоря проще, каждый индивид стремится приобщиться к наиболее статусному положению в обществе по отношению к остальным. Поэтому чувство исключительности и эгоизма формирует в человеке желание присоединиться к такому коллективу, который обеспечить ему превосходство над остальными членами общества вне этой группы. Даже если это будет формальное ощущение. Но при этом, человек готов заплатить за свой статус добровольным следованием принятому в этой группе порядку, воспринять их интересы и идеи, словом, вобрать все то, что обеспечит прочность его позиции среди остальных и закрепит это самое ощущение статусности.

Однако от осознания данной теории становится еще более ужасающим тот факт, что и роль «заключенных» со всеми ее атрибутами люди также выбирают сами. Просто «заключенный», осознавая степень внешнего давления, и всю тяжесть негативных последствий для него лично начинает принимать «наиболее удобное» положение в обществе, а конкретно, в социальной группе «тюрьма». Тем более, что подчинение и активное исполнение своей роли также сулит различные поощрения со стороны охраны, то есть какой-никакой, а статус, или хотя бы гарантию получения стабильного жизненного минимума.

Автор: Гражданин Никто.

На этом, заканчиваем наше сегодняшнее рассуждение. Не забывайте прописать мне прямой королевский лайк за мою работу.
Примерно такой
| |
| |
| |
\/

А также переходите на канал, подписывайтесь, читайте другие статьи, общайтесь в комментариях и предлагайте свои темы. Помните, мы делаем этот канал вместе!

Источник

Интересные факты и лайфхаки
Adblock
detector